Бурятский «Дон Кихот» на подмостках Бурдрамы

Последнее время я что-то зачастил в театр, раньше подобное заведение посещал от силы раз в несколько лет. Но ладно, к делу. В общем, в начале недели я снова побывал в Бурдраме, чтобы посмотреть премьеру «Дон Кихота» в постановке Олега Юмова.

Что можно сказать. Очередное воплощение на сцене культового романа Мигеля Сервантеса о злоключениях полусумасшедшего дворянина-провинциала, вообразившего себя странствующим рыцарем, придумавшим себе звучное имя и титул. Произведение, изначально создававшееся как глумление над отмирающим в то время институтом рыцарства, на подмостках Бурдрамы стало пародией над пародией: персонажи разговаривают на бурятском языке, носят одежду в бурятском национальном колорите, в разговорах то и дело ссылаются на реалии общественно-политической жизни Улан-Удэ. Санчо Панса в шапке бурятского скотовода, Дульсинея Тобосская в наряде монгольской хатун, другие персонажи в бурятских дэгэлах или современных деловых костюмах. Много юмористических моментов.

Выглядит довольно забавно, хотя местами спектакль наоборот, становится немножко тяжеловат для восприятия. Впервые увидел актёрскую игру Баста Гуруевича Цыденова, исполнявшего главную роль. До этого я его знал лишь как редактора одного из местных журналов.

Баста Цыденов в роли Дон Кихота

Запомнился диалог коня Росинанта с ослом Санчо. Первый говорил, что рыцарство утратило актуальность, и сейчас победы одерживают юристы. Второй возражал, что рыцарство сохранило значение как образец для нравственного воспитания.

Собственно, какие идеи можно усмотреть в спектакле? Одна – что у человека должна быть мечта, цель. Другая – напоминание о временах, когда мерой уважения были его личные моральные качества, достоинство. Когда человека уважали за следование принципам, несовершение низких поступков, готовность помешать злу или ответить на вызов. «Я презираю материальные блага, но мою честь никто не отнимет», — повторяет Дон Кихот. И его поступки вызывают невольное уважение даже у тех, кто потешается над полубезумным чудаком.

В наше время такое отношение уходит в прошлое, сейчас мерилом статуса стали материальные ресурсы и влияние, которое смог стяжать человек, деньги и власть. Между тем, элиты прошлого считали себя лучше простолюдинов не только благодаря богатству и рычагам принуждения, но и потому что стремились быть морально чище и выше тех, кто свободен от рыцарских кодексов, фамильной чести, религиозных обетов. Отказ современных элит от этой практики, их едва ли не поднятая на знамя аморальность может в итоге выйти боком им же. Впрочем, тут мы уже отклоняемся от темы, уходя в дебри обществоведческих наук и философии.

А путь Дон Кихота, когда у него в какой-то момент всё же отняли мечту, символично завершается смертью. И перед тем как умереть, он всё же признал, что боролся за идеал, которого не существовало.

One Reply to “Бурятский «Дон Кихот» на подмостках Бурдрамы”

  1. You really make it seem so easy with your presentation but I find this matter to be actually something which I believe I would by no means understand. It kind of feels too complicated and very vast for me. I am looking ahead in your next put up, I will try to get the cling of it!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *