Коммунизм в советской фантастике

Советская эпоха, пожалуй, породила в фантастике новое направление – «коммунистический утопизм» (термин мой, а не общепринятый, не судите строго). Конечно, спорный вопрос, насколько оно новое, если вспомнить, что в том же «Городе солнца» описано вполне коммунистическое общество. Но факт: именно советские писатели систематически создавали миры будущего, где господствовал коммунизм. Примеры – «Туманность Андромеды» Ивана Ефремова, «Мир Полдня» Стругацких, «Люди как боги» Сергея Снегова, «Мы – из солнечной системы» Георгия Гуревича, «Я вернусь через 1000 лет» Исая Давыдова. (Подобные черты прослеживаются и в раннем творчестве Василия Головачева – «Спящий джинн»).

Основные черты – общество, где нет частной собственности на средства производства, и соответственно, упразднены рыночные отношения. При этом мощь «производительных сил» позволяет обеспечить практически неограниченное изобилие. Соответственно, силы людей с заработка хлеба насущного направлены просто на общественно полезную деятельность, когда труд становится не повинностью, а самовыражением. (В принципе, всё по марксистским теориям, хотя сам марксизм даже не упоминается). Власть принадлежит своеобразным экспертным объединениям, опирающимся на научные выкладки. Присутствуют демократические механизмы вроде всеобщих прямых голосований по вопросам глобального значения.
Государственные различия упразднены, человечество организовано в единое целое. Национальные различия тоже игнорируются, в более отдалённом будущем исчезают полностью. (К чести советских фантастов, русские персонажи всегда на первых ролях). Можно добавить, что общество полностью атеистично, религия не присутствует ни в каком виде. Мировоззрение основано на сугубо рациональном подходе. Уделяется внимание психологическому здоровью населения — борьбы с депрессиями, стрессами.

«Новые общественные отношения без новых людей совершенно так же немыслимы, как новые люди без этой новой экономики» — говорит Дар Ветер, персонаж Ефремова – «Главной задачей общества стало воспитание, физическое и духовное развитие человека». Вопросу воспитания высоконравственной личности у советских фантастов отдаётся огромное внимание. Упор на развитие исследовательских и творческих устремлений, подавление негативных черт вроде эгоизма, властолюбия, агрессивности. Многие страсти, которыми живёт типичный современный человек, представителю такого общества чужды и непонятны. Представители этих утопических социумов – эдакие аристократы духа, рыцари без страха и упрёка, альтруисты-нестяжатели. Деятельность предпочитают связанная с исследованием непознанного, преодолением серьёзных трудностей и угроз. Неприятие насилия, жестокости, хотя при крайней необходимости могут применять его очень эффективно. (Вспомнить «прогрессоров» Мира Полдня). Огромное внимание уделяется и физическому совершенству, поддержанию тела в идеальных кондициях. (Стругацкие, опять же пошли дальше с идеей «фукамизации», дающей человеку огромную силу и быстроту, устойчивость к радиации и ядам, способность регенерировать).

В обществе господствует концепция, что пороки людей вызваны ошибками воспитания, что правильным воспитанием можно вылепить любую личность. Поэтому огромное внимание уделяется педагогике. Воспитание осуществляется вне семьи – в особых учебных заведениях или особой корпорацией наставников («Учителя» у Стругацких). Подход к воспитанию каждого индивидуален. Также, проводится система определённых тестов-испытаний на зрелость. Или по мере возраста человек наделяется большими правами. (Например, у Гуревича – доступ во всемирную сеть общения, доступ на склады матобеспечения). Конечным итогом должен стать идеальный член идеального общества.

Как уже говорилось, общества строятся на неприятии насилия. В романе Давыдова астронавты, столкнувшись с агрессией аборигенов Риты, стали думать, как оградиться от неё, и добром умиротворить дикарей. В нашей реальности проблему решили бы показательной расправой. В то же время, нет принципиальной неспособности убивать. На запасном пути хранится оружие, и с ним умеют обращаться. Хотя, столкнувшись с жестокостью отсталых обществ, выходцы из «утопии» порой срывались. Вспомнить дона Румату, в ярости изрубившего убийц возлюбленной. Насколько помню, именно этот инцидент привёл к появлению нового типа прогрессоров вроде Рудольфа Сикорски, которых уже учили действовать очень жестко.

Кстати, о прогрессорах. Это весьма интересная идея «коммунистического утопизма». Внедрение в отсталые общества с целью помочь им в развитии, тайно направляя в нужное русло, подбрасывая гуманитарные и технические нововведения, опекая аборигенных гениев. Отсталое общество должно развиваться своими силами, а не получить всё на блюде, но прогрессоры должны подтолкнуть к правильному направлению и уберечь от катастроф.

По воззрениям Ефремова, общества можно разделить на две категории. Первая – «неустроенные», или «инфернальные», основанные на природной борьбе за существование. В результате «естественного отбора» у власти оказываются некомпетентные руководители низкого морального облика, что ведёт к разрушению. Тут же срабатывают эффекты «стрелы Аримана» (когда самые благие намерения властей причиняют вред), и «порог Синед-Роба», когда общество с низким уровнем морали и этики, но достаточно высокими технологиями уничтожает само себя, не успев выйти за пределы планеты. Спасение – перейти в категорию общества коммунистического, построенного на принципах рационального управления. Согласно Ефремову, человечество должно в развитии прийти к стадии коммунизма, иначе оно погибнет.

Советские фантасты, судя по творчеству, считали приход «коммунистической утопии» неизбежным. Можно конечно отнести на диктат официальной идеологии. Но мне кажется, что Стругацкие, Ефремов и прочие были совершенно искренни. И недавно поймал себя на мысли, что миры фантастов этой когорты смотрятся как-то привлекательнее популярной западной фантастики, где в будущем воспроизводятся архаичные формы общественного устройства с поправкой на уровень технологий а персонажами движут низменные мотивы.

В построениях «коммунистических утопистов» конечно, что-то есть. Возможно, социум будущего будет в какой-то мере похож на миры советских фантастов. Но, на мой взгляд, эти титаны литературы совершали старую ошибку левых теоретиков. А именно – недооценивали природное начало в человеке. Многие черты личности прописаны на уровне инстинктов, генетики. И никакое воспитание, никакая общественная формация их не исправит. Но всё же любопытно, позволит ли технический прогресс создать условно-неограниченное изобилие, и как это изменит отношения людей?

В заключение можно привести концовку из ненаписанного Стругацкими романа «Белый ферзь». Выслушав описание Мира Полдня, абориген Саракша говорит: «Мир не может быть построен так, как вы мне сейчас рассказали. Такой мир может быть только придуман. Боюсь, друг мой, вы живете в мире, который кто-то придумал — до вас и без вас, — а вы не догадываетесь об этом…».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *