Байкальский Ледовый переход-2019. В память о Каппеле

Итак, в этом году я в четвёртый раз преодолел по льду Байкал в память Сибирского Ледяного похода. Тогда, в феврале 1920 года воины генерала Каппеля, отступая из Иркутска на Читу, преодолели по льду замёрзший Байкал. Напомню, в наши дни монархисты Бурятии и Иркутской области отмечают это событие ежегодным Байкальским Ледовым переходом по маршруту отступавших белых – от села Большое Голоустное на иркутском берегу до станции Мысовая в Бурятии.

Байкальский Ледовый переход-2019 состоялся 8 марта. Мероприятие проходит ежегодно, в память подвига белогвардейцев генерала Каппеля, отступавших из Иркутска на Читу прямо через замерзший Байкал. По традиции, участвовали казаки Бурятии и Иркутской области, представители крымского казачества, и просто любители пешего туризма. (помимо казаков участвовали женщины из туристического клуба «Ходим-бродим», вообще, присоединиться может любой желающий). Всего же шло 28 человек, из них 13 женщин.

Группа 7 марта выдвинулась в Иркутск где посетили Харлампиевскую Михайло-Архангельскую церковь, Знаменскую церковь, памятник Колчаку. Потом выдвинулись в Большое Голоустное, где расположились на ночлег.

Маршрут по традиции пролегал от села Большое Голоустное на иркутском берегу Байкала до города Бабушкин на противоположном берегу в Бурятии. (Он же – станция Мысовая). Именно по этому пути в феврале 1920 года шли колчаковцы. Всего тогда Байкал по льду преодолело около 35 тысяч человек, включая женщин и детей. В те дни был очень сильный мороз до -40, люди были измождены предыдущим маршем, при переходе многие погибли. «Союзником большевиков была стужа», — вспоминали участники перехода.

Владимир Оскарович Каппель

Исторический Ледовый переход был эпизодом Великого Сибирского Ледяного похода – грандиозного отступления армии адмирала Александра Колчака от Барнаула до Читы. Этот конно-пеший переход проходил с ноября 1919 года по март 1920 года, и в общей сложности составил около 2000 км. Походом командовал генерал Владимир Каппель, после того как он умер вследствие несчастного случая, войска возглавил генерал Сергей Войцеховский. В феврале 1920 года отступавшие войска под его командованием подошли к Иркутску, намереваясь освободить Колчака. Но, узнав о расстреле адмирала, каппелевцы не стали входить в город, вместо этого выдвинулись в Большое Голоустное, чтобы продолжить отступление. На станции Мысовая каппелевцев встретили войска атамана Семёнова и японцы. Там раненых погрузили на санитарные поезда, остальные же продолжили марш в 600 км до Читы. Там Великий Сибирский Ледяной поход был завершен. Все это время отступавшие несли с собой гроб с телом Каппеля, но смерть генерала держалась втайне, чтоб не подрывать боевой дух армии.

Традицию переходов по Байкалу в память тех событий основал иркутский монархист Александр Турик. В 2004 году он с группой энтузиастов пройти по маршруту отступавших. С тех пор такие переходы проходят ежегодно, в конце февраля, за исключением лет, когда лёд на Байкале «не вставал». Эти мероприятия – не просто турпоходы, это религиозное действо, православный крёстный ход в память о героях и мучениках тех событий. Хотя примкнуть может любой желающий, независимо от веры.

Вернусь к нашему переходу. Выступили мы где-то в 5.30, затемно. Первые десять километров, пока силы свежие и не стоптаны ноги, преодолеваются довольно резво. А вот потом каждый час средняя скорость группы неуклонно падает: пять километров в час, потом четыре, потом три. Пространство ровное, не выдыхаешься, как при ходьбе по горам, зато в какой-то момент начинают уставать ноги. Чтоб мышцы не болели, надо есть что-нибудь сладкое – сахар помогает растворять молочную кислоту. Сухпая прихватил избыточно – знал бы заранее, ограничился бы тремя сникерсами, чтоб не таскать лишний вес. И чая в термос поменьше бы взял. Просто предполагал, что как раньше, будем на привале много угощать друг друга. Ещё раз неплохо показал себя двухлитровый гидратор – залил в него «Куки» и спрятал в карман под курткой, шланг вокруг шеи. Удобно – идёшь, и пьёшь тёплую воду, прямо на ходу, либо на коротких привалах. Водно-солевой баланс восстанавливается. В общем, от жажды не мучался, как в первые разы, когда у другого берега пил ледяную воду из трещин. А вот резиновые насадки-ледоступы больше использовать не буду – они постоянно смещаются при ходьбе, шипы создают ступням «массаж», через несколько часов ходьбы начинаются болезненные ощущения. На рыхлом снегу ледоступы утрачивают сцепление со льдом и постоянно падаешь, из-за чего идти приходится осторожно. И как назло, обширные пространства были занесены свежим рыхлым снегом. В общем, в следующий раз, если пойду, возьму, как раньше, альпинистские кошки.

Взял старую потрёпанную походную куртку, она, как оказалось, «дышит» гораздо лучше, чем более новая такого же типа. Повезло с погодой – было тепло, в таких условиях толстая флиска под курткой уже создаёт «баню», поэтому её снял и убрал в рюкзак. Так и шёл с куркой поверх тонкой флиски на голое тело – очень удобно, сухо и комфортно. Рюкзак в этот раз взял на всякий случай пообъёмнее – опробованный в многих походах «Фронтир-85» от «Сплава». Оказался удобнее 60-литровой «салмандры», которую брал в прошлом году, хотя на самом деле можно было обойтись гораздо меньшеё ёмкостью.

С погодой, повторюсь, повезло, даже байкальский ветер казался тёплым. В какой-то момент шёл без перчаток, и прямо на нём сушил руки, после того как падал снег. Правда, стоит сделать привал – и тёплый ветер становился ледяным, руки тут же начинали коченеть.

Шли в очень быстром темпе, возможностей особо фотографировать, раньше, было меньше. В какой-то момент я от усталости и вовсе махнул рукой. А пейзажи зимнего Байкала мне уже привычны – то бескрайняя ледяная гладь, то заснеженная равнина, местами – валы из сугробов и ледяных зубьев. Самое мерзкое – идти через поля мелкого торосовника, торчащего ледяными гребешками. Кстати, при монотонной быстрой ходьбе по ровной поверхности вроде ледяной равнины поддерживать темп неплохо помогает песня. Казаки громко пели православные молитвы, я тихо напевал под нос «Марш политтехнологов» или «Сожжение Просперо». Правда, последняя треть пути сплошь покрыта снегом, тут уже маршировать не получается, приходится осторожно идти.

Трещин мне в пути не попадалось, но двое казаков из передового отряда замочили ноги в какой-то полынье. Ещё одна девушка повредила колено, и её какое-то время везли на волокушах. В остальном прошло без эксцессов.

Как обычно, в таком переходе знакомишься с новыми интересными людьми. В этот раз беседовал с представителем крымского казачества, есаулом объединения «Станица Донская»  Александром Ивановым. Он специально приехал из Ялты, а участвует уже в третий раз. Впервые переходил в 2014 году.

Естественно, затронули события на Украине. По его словам, люди его поколения к возвращению Крыма в Россию отнеслось положительно, но его дети – мои ровесники – родиной воспринимают уже Украину, и восприняли не так одобрительно. Впрочем, по его словам, современная молодёжь космополитична, и стремится туда, где выгоднее жить, а рассуждения о патриотизме воспринимает как манипулятивную демагогию.

К бурятскому берегу стали приближаться где-то уже в 16.00, оставалось примерно 15 км. Солнце было ещё высоко, возникла надежда, что в кои-то веки доберёмся засветло. Вообще-то 15 км – плёвое расстояние, но когда идёшь со свежими силами. Здесь же после часа напряжённого марша выяснялось, что протопали всего километра три. Последние километры до берега – самые адские: ноги болят, усталость, а казалось бы близкие огни всё никак не становятся ближе. Как говорится, «видит око, да зуб неймёт».

В итоге, прийти засветло не удалось, последние два километра шли по темноте. На берег я вышел где-то в 20.00, чуть позже подтянулись остальные. Протяженность маршрута составила примерно 52 км.

В Бабушкине на берегу нас встречали Александр Турик и атаман казаков Кабанского района Бурятии Николай Федоров. Потом был ужин, торжественные речи и награждения. Участникам перехода вручили фрачные знаки «Терновый венец с мечом», памятные грамоты и подарки. Александр Иванов на правах «старейшины» выступил с торжественной речью, отметив силу духа участников акции.

Ночевали спортзале местной школы. Наутро – завтрак, посещение местного краеведческого музея, продолжение церемонии награждения, после чего выдвинулись в город.

— Наши сборы в этот поход были очень волнительные, неделю бурлил и кипел чат. Всем казалось, что собираемся на месяц в горы. Зачем мне это надо было? Не буду лукавить на счёт моих высоких целей… согласилась на это нелегкое путешествие, чтобы познать возможности своего тела и духа, приобрести опыт, словить адреналин. Все это получила сполна! А ещё бонусом — яркие впечатления от красоты рассвета и заката, гладкого прозрачного льда, хрустального звона ледяного стекла под ногами! Любовалась сосредоточенными мужественными лицами своих попутчиков — мужчин бывалых, а так же молодых, но уже со стальным стержнем в характере.Вместе с просыпающимся солнышком, в душу заплывали звуки молитвы, на сердце было тепло и спокойно…. мы шли, оберегаемые Богом, под чутким руководством опытной команды. Трудно передать все эмоции и чувства, которые я испытала за эти 16 часов! Мы прошли этот путь, приобрели новых друзей, очередной раз ощутили мощь нашего священного озера. Спасибо за такую возможность! – делится впечатлениями участница клуба «Ходим-бродим» Татьяна.

Александр Иванов и Евгений Воронин

Евгений Воронин проведением перехода остался доволен – и уровнем организации на этот раз, и поведением участников, и историческим значением акции.

—  Этот переход на самом деле мирового уровня. Он посвящён трагедии России, эпизоду, которого нигде больше не было. Сейчас энтузиасты повторяют и переход Суворова через Альпы. Почему мы не можем здесь наш переход более масштабно развивать? За экстримом люди ездят на горы-«семитысячники», хотя 50 км по льду порой бывает и покруче. Байкал всегда разный, не знаешь, что тебя ждёт. Радуют люди, готовые сорваться, и специально приехать сюда на переход. Рад, что подключились молодые иркутские казаки, которые нам очень помогали. Некоторые участники поначалу не очень положительно относились к белогвардейцам, но, пройдя переход, поменяли мнение, и более глубоко заинтересовались событиями Гражданской, — говорит Евгений Воронин.

Участница перехода Елена Викулова буквально через пару дней написала такой стих о своих впечатлениях:

Это было совсем не давно,

Меньше века тому назад.

Словно кадры немого кино.

Это был не поход, не парад.

Под конями горела земля

И кололся байкальский лед. 

Люди шли, Бога моля.

Это был Ледяной переход.

Отступали они на восток.

Той зимой им гореть в огне.

Из России людей поток,

Став чужими в СВОЕЙ Стране.

Перед ними Священный Байкал.

А за ним неизвестности мгла.

Ночью той к их уставшим ногам

Ледяная бездна легла.

А с рассветом шагнули на лед.

И в ушах только ветра вой.

Начался Ледяной переход

С берега этого на другой.

«Ухал» лед и Байкал «дышал»

В дрожь вгоняя коней и людей.

И во льду за провалом провал,

И идти все трудней и трудней.

Кони ноги ломали на льду

И тонули в воде ледяной.

Кто-то выдохнул: «Не дойду…»

И навеки обрел покой.

Только их не сломить ничем,

Не согнуть казачества дух.

И с молитвой вставая с колен

Пели «Отче» всё громче, вслух.

Командир их в гробу лежал.

До конца был с бойцами един.

Мало кто из бойцов уже знал,

Что не встретит его живым.

Это было совсем не давно,

Меньше века тому назад.

А сегодня то «не кино»

Повторил казаков отряд.

Нас встречал Священный Байкал.

Но не так, как в том феврале.

Солнце светит и ветер мал,

И войны нет в моей стране.

Мы прошли с молитвой о тех, 

Кто остался в том страшном бою.

И, мне кажется, что они

Вместе с нами шагали по льду.

В заключение хочу поблагодарить организатора перехода — подхорунжего станицы «Удинский острог», руководителя военно-патриотического клуба «Пересвет» Евгения Воронина. (Он также бывший офицер спецназа, участник боевых действий на Кавказе). Он вновь показал себя грамотным руководителем, настоящим лидером. Также хочу поблагодарить за спонсорскую поддержку моей поездки бурятское отделение партии ЛДПР, и лично её координатора, депутата Народного Хурала Сергея Дороша. Без содействия Сергея Дмитриевича мне было бы сложнее принять участие в этой культурно-исторической акции – Вьетнам изрядно пробил брешь в кармане. В общем, ещё раз большое спасибо и организатору, и тому, кто оказал содействие.

Моя статья для sm-news

2 Replies to “Байкальский Ледовый переход-2019. В память о Каппеле

    1. Его настоящая фамилия Бари-Хан. Трусливый подлый чертос живёт у Восточных ворот на Трубачеева.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *